700iblanov (kumir_millionof) wrote,
700iblanov
kumir_millionof

Categories:

"А у смерти красивый широкий оскал"...

Закончил читать мемуарную повесть Генриха Хаапе "Оскал смерти" - о германской армии на Восточном фронте в 1941 году.

Я люблю мемуарную литературу за то, что в ней всегда возникают мелочи, а иногда и не мелочи, которым не уделила внимания официальная история или, скажем, кинематограф. Ведь у очень многих наших современников прошлое - это то, что показано в исторических фильмах. В свое время, например, прочитав сборник интервью советских ветеранов-танкистов я узнал о том, причиной скольких смертей стали банальные ларингофоны, как именно заводили танки зимой с помощью поддонов с горящей соляркой, о реальном отношении солдат к СМЕРШевцам и политрукам и т.д. Все это было очень познавательно, показательно, но ни разу почему-то не мелькало ни в фильмах, ни, тем более, в учебниках истории.

Так вот, Генрих Хаапе был военным врачом, который начал войну как медик одного из батальонов 6-й дивизии "Вестфальских гренадеров" группы армий "Центр" 22 июня на советско-германской границе, а закончил ее четыре года спустя уже на берегах Рейна, попав в плен к союзникам. Повесть о первом годе войны он написал почти два десятка лет спустя, уже будучи гражданином ЮАР, куда сбежал с семьей от послевоенной германской разрухи. Кое-где в повести он явно льстит себе и своим боевым товарищам, но в целом это вполне честные воспоминания немецкого интеллигента-гуманитария, умного, хотя и обработанного нацистской пропагандой, не утратившего критического склада мышления.

Я просто кратко пробегусь по тем интересным местам, которые не встречались мне прежде в книгах и фильмах о войне.

Например, кавалерия. Я уже знал, что, вопреки мифам, немецкая армия была в основном войском на конной тяге, как и советская, кстати. Но почему-то у нас было принято смеяться над нашей кавалерией - мол, бросались с шашками на танки. Между тем, Хаапе рассказывает, что на начальном этапе войны - той самой маневренной войны, блицкрига - кавалерия с обеих стороны была одним из самых эффективных родов войск. В первую очередь, за счет высокой мобильности на больших пересеченных пространствах. И русские шашки не вызывали у немцев никаких улыбок и насмешек.
Он описывает неожиданный налет советских кавалеристов, которых немцы называли "казаками", на лагерь соседнего батальона. Из-за стремительности атаки немцы не успели организовать оборону, были смяты и понесли огромные потери. Кроме того, они были совершенно не готовы действовать против конного противника в ближнем бою, их этому даже не учили. Тактика "казаков" же заключалась в том, чтобы максимально быстро сократить расстояние и буквально врубиться во врага с шашкой наголо. Как врача, автора особенно поразили раны от шашечных ударов, с которыми он столкнулся впервые в жизни.
Примечательно, что для противодействия советским кавалеристам были задействованы немецкие кавалеристские отряды, которые были самым загруженным заданиями родом войск в первые недели войны.

По словам автора, немцев удивило, что с первых минут войны они встретили ожесточенное сопротивление, которое уже не прекращалось никогда. Советская армия не бежала от наступающего вермахта, как было привычно немцам, а организованно отступала, всегда минируя мосты, уничтожая промышленные и продуктовые склады, постоянно пытаясь контратаковать.
Особенно их поразили партизаны, с которыми они столкнулись уже буквально в первый день наступления. Хаапе пишет, что раньше они не сталкивались с таким явлением, и поначалу оно показалось им смешным. На средней дистанции из каких-нибудь кустов вдруг раздавалось два-три выстрела, потом какие-то люди пытались стремительно драпать, часто без шансов на спасение. Нападать вдвоем-втроем на целый батальон или полк - это было, по мнению немцев, так нелепо, так неэффективно. Но уже через несколько месяцев стало ясно, что эти постоянные мелкие беспокоящие нападения задерживают наступление, подчас, куда сильнее, чем советская армия. К тому же, урон от действий партизан тоже оказался совсем не смешным. Пришлось спешно, на марше, создавать специальные отряды для борьбы с партизанами, которые так и не смогли окончательно решить проблему.

Отдельно упоминается, что немцев очень тепло встретили жители Прибалтики и Украины. Цветы, хлеб-соль. Старушки приносили солдатикам домашнюю стряпню, "украинские девушки охотно заводили романы с офицерами вермахта". И немцев очень удивило, что в Белоруссии и западной России ничего подобного и близко не наблюдалось. В ситуациях, когда украинцы выходили их встречать на дорогу с едой и подарками, белорусы почему-то хватали ружья и уходили в лес, а русские старушки кормили партизан, а не бойцов вермахта и СС. Автор так и не понял причин этой разницы. С его западноевропейской точки зрения, между русскими, украинцами и белоруссами не наблюдалось существенных различий ни в культуре, ни в языке, ни в уровне жизни. Поэтому различия в поведении были загадкой.

Немецкие офицеры были неприятно удивлены тактикой их командования и госполитикой в отношении завоеванных земель. Им долго рассказывали, что они будут освобождать народы России от большевистского гнета. А оказалось, что германское руководство вовсе не собирается, например, отменять колхозы. Наоборот, считает их идеальной формой организации почти рабского труда, которую надо поддерживать и расширять.
В этом свете, солдатам было трудно считать себя освободителями, а становиться рабовладельцами большинство  офицеров совсем не хотело. По мнению автора, если бы колхозы действительно распускались и крестьянам возвращалась бы земля, то партизанское противодействие удалось бы свести к минимуму.

При этом забавно, что автор вполне одобряет крайнюю подозрительность немецких командиров в отношении молодых русских девушек. Как только такая появлялась рядом с военными, ее тут же начинали подозревать в шпионаже. А если она еще и говорила хоть немного по-немецки, ее шансы быть повешенной стремительно возрастали. Хаапе описывает, что иногда на деревьях у населенных пунктов висели по несколько 16-17-летних девчонок. И он почему-то вовсе не считал это одним из веских аргументов для местного населения поддерживать партизан или устраивать немцам диверсии.

Уже не первый раз встречаю в мемуарах немцев их сетование на то, что советская армия снабжалась лучше немецкой. Хаапе рассказывает, что с началом морозов им приходилось снимать теплую одежду и валенки с убитых советских бойцов, потому что на 800 человек его батальона из Германии пришло всего 16 комплектов зимней формы. Причем, это была зимняя форма для германской зимы, а вовсе не для русской. В первую зиму его батальон потерял больше людей из-за обморожений, чем от вражеского огня. А германские летчики часто бомбили своих, потому что большинство немцев были одеты в трофейные ватники, тулупы и шапки.
Достаточное количество теплых вещей батальон получил только в марте 1942 года. И это были гражданские вещи - шубы, пальто, куртки, которые для них собирали общественные организации в Германии.

Немецкие офицеры считали, что им удалось бы завершить войну с положительным для Германии или нейтральным результатом, если бы не личное руководство кампанией "ефрейтора Гитлера". Уже в первую зиму полевые офицеры считали, что перед ними стоит задача остановить русских на границе Восточной Пруссии, после чего Германия предложит переговоры о мире.

Там, в книге, еще много всего интересного, хотя много и откровенного авторского вранья - например, про морозы в -50 градусов. Еще почему-то кажется, что автор придумал описанный им платонический роман с русской санитаркой.
Печален и довольно корявый любительский перевод. Переводчик кое-где откровенно не вяжет падежи, "panzer" переводит как "пантера", а "guerilla" как, представьте себе, "горилла".
Tags: из_прочитанного
Subscribe
promo kumir_millionof august 11, 2014 17:53 16
Buy for 10 tokens
В начале января 2014 года в славном граде Кемеровобаде сгорел к чертям большой торговый комплекс "Панорама". Помещался он на окраине, в старых зданиях разорившегося химического завода. К торговому центру примыкали огромные складские помещения - база одного из крупных кузбасский…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments