Category: история

"А у смерти красивый широкий оскал"...

Закончил читать мемуарную повесть Генриха Хаапе "Оскал смерти" - о германской армии на Восточном фронте в 1941 году.

Я люблю мемуарную литературу за то, что в ней всегда возникают мелочи, а иногда и не мелочи, которым не уделила внимания официальная история или, скажем, кинематограф. Ведь у очень многих наших современников прошлое - это то, что показано в исторических фильмах. В свое время, например, прочитав сборник интервью советских ветеранов-танкистов я узнал о том, причиной скольких смертей стали банальные ларингофоны, как именно заводили танки зимой с помощью поддонов с горящей соляркой, о реальном отношении солдат к СМЕРШевцам и политрукам и т.д. Все это было очень познавательно, показательно, но ни разу почему-то не мелькало ни в фильмах, ни, тем более, в учебниках истории.

Так вот, Генрих Хаапе был военным врачом, который начал войну как медик одного из батальонов 6-й дивизии "Вестфальских гренадеров" группы армий "Центр" 22 июня на советско-германской границе, а закончил ее четыре года спустя уже на берегах Рейна, попав в плен к союзникам. Повесть о первом годе войны он написал почти два десятка лет спустя, уже будучи гражданином ЮАР, куда сбежал с семьей от послевоенной германской разрухи. Кое-где в повести он явно льстит себе и своим боевым товарищам, но в целом это вполне честные воспоминания немецкого интеллигента-гуманитария, умного, хотя и обработанного нацистской пропагандой, не утратившего критического склада мышления.

Я просто кратко пробегусь по тем интересным местам, которые не встречались мне прежде в книгах и фильмах о войне.

Например, кавалерия. Я уже знал, что, вопреки мифам, немецкая армия была в основном войском на конной тяге, как и советская, кстати. Но почему-то у нас было принято смеяться над нашей кавалерией - мол, бросались с шашками на танки. Между тем, Хаапе рассказывает, что на начальном этапе войны - той самой маневренной войны, блицкрига - кавалерия с обеих стороны была одним из самых эффективных родов войск. В первую очередь, за счет высокой мобильности на больших пересеченных пространствах. И русские шашки не вызывали у немцев никаких улыбок и насмешек.
Он описывает неожиданный налет советских кавалеристов, которых немцы называли "казаками", на лагерь соседнего батальона. Из-за стремительности атаки немцы не успели организовать оборону, были смяты и понесли огромные потери. Кроме того, они были совершенно не готовы действовать против конного противника в ближнем бою, их этому даже не учили. Тактика "казаков" же заключалась в том, чтобы максимально быстро сократить расстояние и буквально врубиться во врага с шашкой наголо. Как врача, автора особенно поразили раны от шашечных ударов, с которыми он столкнулся впервые в жизни.
Примечательно, что для противодействия советским кавалеристам были задействованы немецкие кавалеристские отряды, которые были самым загруженным заданиями родом войск в первые недели войны.

По словам автора, немцев удивило, что с первых минут войны они встретили ожесточенное сопротивление, которое уже не прекращалось никогда. Советская армия не бежала от наступающего вермахта, как было привычно немцам, а организованно отступала, всегда минируя мосты, уничтожая промышленные и продуктовые склады, постоянно пытаясь контратаковать.
Особенно их поразили партизаны, с которыми они столкнулись уже буквально в первый день наступления. Хаапе пишет, что раньше они не сталкивались с таким явлением, и поначалу оно показалось им смешным. На средней дистанции из каких-нибудь кустов вдруг раздавалось два-три выстрела, потом какие-то люди пытались стремительно драпать, часто без шансов на спасение. Нападать вдвоем-втроем на целый батальон или полк - это было, по мнению немцев, так нелепо, так неэффективно. Но уже через несколько месяцев стало ясно, что эти постоянные мелкие беспокоящие нападения задерживают наступление, подчас, куда сильнее, чем советская армия. К тому же, урон от действий партизан тоже оказался совсем не смешным. Пришлось спешно, на марше, создавать специальные отряды для борьбы с партизанами, которые так и не смогли окончательно решить проблему.

Отдельно упоминается, что немцев очень тепло встретили жители Прибалтики и Украины. Цветы, хлеб-соль. Старушки приносили солдатикам домашнюю стряпню, "украинские девушки охотно заводили романы с офицерами вермахта". И немцев очень удивило, что в Белоруссии и западной России ничего подобного и близко не наблюдалось. В ситуациях, когда украинцы выходили их встречать на дорогу с едой и подарками, белорусы почему-то хватали ружья и уходили в лес, а русские старушки кормили партизан, а не бойцов вермахта и СС. Автор так и не понял причин этой разницы. С его западноевропейской точки зрения, между русскими, украинцами и белоруссами не наблюдалось существенных различий ни в культуре, ни в языке, ни в уровне жизни. Поэтому различия в поведении были загадкой.

Немецкие офицеры были неприятно удивлены тактикой их командования и госполитикой в отношении завоеванных земель. Им долго рассказывали, что они будут освобождать народы России от большевистского гнета. А оказалось, что германское руководство вовсе не собирается, например, отменять колхозы. Наоборот, считает их идеальной формой организации почти рабского труда, которую надо поддерживать и расширять.
В этом свете, солдатам было трудно считать себя освободителями, а становиться рабовладельцами большинство  офицеров совсем не хотело. По мнению автора, если бы колхозы действительно распускались и крестьянам возвращалась бы земля, то партизанское противодействие удалось бы свести к минимуму.

При этом забавно, что автор вполне одобряет крайнюю подозрительность немецких командиров в отношении молодых русских девушек. Как только такая появлялась рядом с военными, ее тут же начинали подозревать в шпионаже. А если она еще и говорила хоть немного по-немецки, ее шансы быть повешенной стремительно возрастали. Хаапе описывает, что иногда на деревьях у населенных пунктов висели по несколько 16-17-летних девчонок. И он почему-то вовсе не считал это одним из веских аргументов для местного населения поддерживать партизан или устраивать немцам диверсии.

Уже не первый раз встречаю в мемуарах немцев их сетование на то, что советская армия снабжалась лучше немецкой. Хаапе рассказывает, что с началом морозов им приходилось снимать теплую одежду и валенки с убитых советских бойцов, потому что на 800 человек его батальона из Германии пришло всего 16 комплектов зимней формы. Причем, это была зимняя форма для германской зимы, а вовсе не для русской. В первую зиму его батальон потерял больше людей из-за обморожений, чем от вражеского огня. А германские летчики часто бомбили своих, потому что большинство немцев были одеты в трофейные ватники, тулупы и шапки.
Достаточное количество теплых вещей батальон получил только в марте 1942 года. И это были гражданские вещи - шубы, пальто, куртки, которые для них собирали общественные организации в Германии.

Немецкие офицеры считали, что им удалось бы завершить войну с положительным для Германии или нейтральным результатом, если бы не личное руководство кампанией "ефрейтора Гитлера". Уже в первую зиму полевые офицеры считали, что перед ними стоит задача остановить русских на границе Восточной Пруссии, после чего Германия предложит переговоры о мире.

Там, в книге, еще много всего интересного, хотя много и откровенного авторского вранья - например, про морозы в -50 градусов. Еще почему-то кажется, что автор придумал описанный им платонический роман с русской санитаркой.
Печален и довольно корявый любительский перевод. Переводчик кое-где откровенно не вяжет падежи, "panzer" переводит как "пантера", а "guerilla" как, представьте себе, "горилла".
promo kumir_millionof август 11, 2014 17:53 16
Buy for 10 tokens
В начале января 2014 года в славном граде Кемеровобаде сгорел к чертям большой торговый комплекс "Панорама". Помещался он на окраине, в старых зданиях разорившегося химического завода. К торговому центру примыкали огромные складские помещения - база одного из крупных кузбасский…

Как узнать скрытый возраст и дату рождения человека "вконтакте"

Оригинал взят у tmuxat в Как узнать скрытый возраст и дату рождения человека "вконтакте"
Вдруг кому пригодится.

Иногда у интересующего нас персонажа на странице вконтакте может быть скрыт год рождения, а то и конкретная дата. Вычислить и первое и второе проще простого. Далее инструкция:

  1. Заходим на страничку жертвы (мною выбран Андрей Иванов с его согласия). Дата и год рождения скрыты.

Collapse )

Ах, эти бравые немецкие волынщики...

Открыл для себя сегодня новое в творчестве одной из любимых групп - "Tanzwut". Это ответвление большого и славного германского коллектива "Corvus Corax" - там такие фанатичные парни, которые своими руками изготавливают языческие и средневековые музыкальные инструменты и всерьез занимаются реконструкцией древней европейской музыки и популяризацией западноевропейского музыкального фольклора. Конкретно в "Танзвуте" они пытаются соединить германскую этнику с современным металлом и индастриалом. Получается ахуенно. Послушайте:



Если плеер не запускается - вот ссылка.

Это средневековая народная песня "Дочь прокаженного" ("La filha dau ladre"). Я даже нашел ее перевод, но так и не понял, что это за язык. Ясно, что какой-то из старых романо-германских, но какой именно - хрен ведь разберешь:

"Mon paire m'a mandat au bósc
Au bòsc culhir l'oliva
Mon paire m'a mandat au bósc
Au bòsc culhir l'oliva
Dins lo bòsc, polit bòsc".

Впрочем, звучит очень красиво. Да, и суть, как в настоящей народной песне - потрясает прозрачностью и простотой.

"Мой отец послал меня в лес,
в лес собирать оливки.
Мой отец послал меня в лес,
в лес собирать оливки.
В лес, прелестный лес.

Я собрала столько оливок, столько оливок,
Что заснула.
Я собрала столько оливок, столько оливок,
Что заснула.
В лесу, прелестном лесу.

Я спала так долго, так крепко,
что ночь накинулась на меня.
Я спала так долго, так крепко,
что ночь накинулась на меня.
В лесу, прелестном лесу.

По дороге скакал красивый рыцарь -
"Позволь мне помочь тебе пройти через лес"
По дороге скакал красивый рыцарь -
"Позволь мне помочь тебе пройти через лес"
В лесу, прелестном лесу.

Я дочь прокажённого,
рождена в больничном бараке.
Я дочь прокажённого
рождена в больничном бараке.
В лесу, прелестном лесу.

Если взгляну на тебя,
заплатишь своей жизнью.
Если взгляну на тебя,
заплатишь своей жизнью.
В лесу, прелестном лесу.

Мой отец послал меня в лес,
в лес собирать оливки.
Мой отец послал меня в лес,
в лес собирать оливки.
В лес, прелестный лес".

Вот так вот она выглядит в более традиционном исполнении:


Но у веселых парней из "Танцевального вихря" и "Обыкновенного ворона", я считаю, получилось лучше. А вот они, кстати, "Катюшу" волынят. Запись чрезвычайно любительская, но вы оцените драйв! Остро рекомендую.

С тех пор, как умер Ганди, и поговорить не с кем (с)

Когда Махатму Ганди спросили накануне второй мировой войны - как быть с немецкими евреями (а для их спасения был только один выход - вооруженное вторжение в Германию, и никто не хотел этим заниматься), он ответил:
- Они должны совершить массовое самоубийство и тем самым показать всю чудовищность режима Гитлера.

Когда война закончилась, Ганди еще раз задали вопрос о судьбе немецких евреев. Он ответил:
- Они все равно умерли, а могли бы умереть с пользой.

Когда Ганди называют великим гуманистом (а слышать это приходится часто) - это огромная ошибка. Его идеология несопротивления, безнасильственного протеста - как раз антигуманизм. Причем в чистейшем, кристаллическом, виде.
Собственно, даже его личная жизнь была последовательным уничтожением в самом себе самых естественных человеческих проявлений - стремления к удовольствиям, дружбы, полового влечения, гнева и, как ни удивительно, национальной идентичности.

Ошибка - представлять его демократом. Так как он был исключительно антидемократичен, в том смысле, что без сомнений готов был жертвовать жизнями, и хоть целым народом, во имя идеи. И, кстати, жертвовал весьма обильно.

И поэтому тем более странным становится то удивительное ощущение человеческой чистоты, искренности и глубочайшей честности, которое остается, когда сталкиваешься с идеями Ганди (которые, кстати, не получили исторического продолжения).

Оруэлл, который сильно не любил Ганди, написал, что все имущество лидера индийской нации можно было продать, самое большее, за пять фунтов. Для современных политиков, особенно российских, подобное высказывание о них - было бы оскорблением.