Category: литература

Латынинская литературная премия

Слушаю сегодняшнюю передачу Юлии Латыниной на "ЭхеМосквы им. Л.Рябцевой". Она там разносит в пух и прах Нобелевский комитет вообще и нынешнюю лауреатку по литературе, Светлану Алексиевич, в частности.

Если вкратце, то Латынина говорит: "Хуйня эта ваша Алексиевич. Она не про ВОЙНУ пишет, а про маленького европейского человека, которого жалко. Мелкотемье, в общем. А вот если хотите узнать про настоящую ВОЙНУ - читайте..."

Тут я предложу моим блогофрендам зажмуриться и угадать, кого посоветовала читать писательница Юлия Латынина, чтобы понять весь ужас и все величие ВОЙНЫ. Ну? Ну, же?

Ну, конечно же, Рабичева с его мемуарной книгой "Война все спишет". И далее Латынина минут десять распинается о том, как мол здорово Рабичев расписывал "штабеля изнасилованных немок" в Восточной Пруссии и прочий адЪ сражений.

Как я уже говорил, мне непонятно, почему наши либеральные аксакалы так топят за Рабичева и эту его книжку. А сейчас подумалось, что, наверное, Латынина просто не читала ее! Иначе невозможно объяснить, почему она считает, что "штабеля немок" занимают в книге хоть сколь-нибудь значимое место.

Поясню: тема изнасилования гражданских баб в Восточной Пруссии в книге Рабичева встречается ровно два раза. В первый - когда он заходит в пустой дом и находит там комнату с пятью изнасилованными и убитыми женщинами. И второй раз, когда он в эту же комнату приводит любовницу - одну из своих телефонисток. Они с телефонисточкой стаскивают с кроватей трупы изнасилованных немок, чтобы самим потрахаться, и складывают их штабелем в углу. Все эти два случая занимают в книге ровно два абзаца. Меньше одной страницы. Все остальное посвящено рабичевским стихам, рассуждениям о литературе и - 90% книги - его половым переживаниям и тому, как он нравился женщинам в молодости, потому что был очень красив и подтянут.

Называть это правдой о войне, да еще с придыханием, может только человек, который это не читал. Видимо, просто Рабичев - это модная тема в их кругах. А в модные темы у них углубляться не принято.

Ну, и наконец, Латынина выдала контрольный выстрел: заявила, кому бы она сама дала Нобелевскую премию по литературе.

Угадываем?

Правильно! Джорджу Мартину - за "Песнь льда и пламени".

Нет, друзья, она не шутила. Можете послушать передачу и убедиться сами, ссылка вверху.
promo kumir_millionof august 11, 2014 17:53 16
Buy for 10 tokens
В начале января 2014 года в славном граде Кемеровобаде сгорел к чертям большой торговый комплекс "Панорама". Помещался он на окраине, в старых зданиях разорившегося химического завода. К торговому центру примыкали огромные складские помещения - база одного из крупных кузбасский…

Про легенды

Прочитал тут на днях книгу - "Я - легенда" Ричарда Мэтисона. Ту самую, по которой был снят фильм с Уиллом Смитом.


Сначала я посмотрел кино, и узнал, что оно снято по книге. Кино вышло зрелищным, но настолько тупым, что сразу было ясно - многое, что было в книге, в фильм не попало или попало совсем в другом виде. Но я не думал, что настолько.

Ну, то, что главный герой книги - белокожий блондин, а в фильме наоборот - спишем на политкорректность. Да, и Смит, безотносительно всего прочего, действительно хорошо смотрится в экшн-фантастике.

Поэтому я просто вкратце расскажу, как в реальности все было в этой истории, и тогда многое станет понятно.

Людей поразила бактерия, превращающая их в вампиров. Не в ебанутых зомби, как в кино, а таки в вампиров. У них начинают расти клыки и появляется непреодолимая жажда крови. Что удивило - для книги, написанной в середине 1940-х - под это дело подведена автором нехилая научная база. Бактерия питается компонентами крови, но при этом нарушает циркуляцию лимфы, из-за чего кровь больного сгущается и становится похожа на клей. Скрытое течение болезни продолжается несколько недель (а не 20 минут, как в кино), потом человек по-сути умирает, но по факту, его обмен веществ изменяется настолько, что он перестает быть в строгом смысле человеком. Бактерия начинает выполнять функцию типа митохондриальной - снабжать организм энергией в обмен на нужные ей компоненты крови. Так как сам человек вырабатывать кровь уже не может - приходится вводить перрорально, чтобы не двинуть коней. Бактерия анаэробна, поэтому дыхание и снабжение крови кислородом прекращается. Вбивание кола в грудь вампира открывает доступ воздуху и поэтому убивает. Поражения других органов и частей тела не так критичны из-за того, что клейкая кровь буквально залепляет сразу же повреждения.
При этом сознание сохраняется. Хотя, как правило, в поврежденном виде - возможно, из-за органических нарушений в мозгу или просто потому, что не каждый способен осознать себя мертвецом и вампиром и продолжать жить с этим.
А у главного героя - иммунитет. И он, один-единственный в огромном городе, полном вампиров, живет в забаррикадированном доме и выходит гулять днем. Вампиры не выносят солнечного света, потому что ультрафиолет запускает в их организмах смертельные для бактерий цепочки реакций.
И вот он так живет год за годом, развлекаясь тем, что залезает в дома и убивает спящих там вампиров. Счет идет на сотни, потом на тысячи - и так день за днем. Пока наконец его не ловят.
Оказывается, что погибающее человечество успело создать нечто вроде лекарства - необходимые бактерии вещества в таблетированном виде. Заболевшие принимают их и остаются почти людьми, хотя и с некоторыми нарушениями - например, у них аллергия на чеснок и солнечный свет, и они спят днем. И вот пока наш герой там годами дрочил в одиночестве и убивал пачками спящих вампиров, эти люди начали потихоньку восстанавливать цивилизацию - организовали власть, полицию, снабжение и производства. Только у них была одна проблема. Какая-то тварь ходила по городу днем и убивала их спящими. Народ уже складывал легенды про Демона Дня. Каждую ночь они находили убитыми своих близких, работяг, ученых, детей, и никто не знал, как это остановить.
Наконец, ситуация была проанализирована, была выделена спецтехника, установлена слежка и был пойман человек. Последний незаболевший. Наш герой. Легенда. Его было решено казнить, потому что, по сути, он был самым настоящим массовым убийцей.

А теперь скажите мне, как по такой книге можно было снять ту нелепую пафосную херню с негром и овчаркой?

Фашизм Стругацких

Так как на заседания клуба все равно никто ходить не хочет, буду уж по-старинке излагать свои мысли буквами в ЖЖ, как делали это люди на протяжении миллионов лет эволюции.
-----------------------------------------

То, что я называю "фашизмом Стругацких" привлекло мое внимание еще в школьные годы, когда я читал их в затрепанных до дыр томиках из районной библиотеки.


В какой-то момент времени я понял, что меня смущает отсутствие в их произведениях семей. Обычных земных семей: мама, папа, ребенок. Их не было. Были какие-то вечно взрослые и полные сил сверхчеловеки, упоенные своей работой и в прямом смысле не имеющие родных. Нет, иногда там упоминалось, что у какого-то персонажа были родители, но всегда в каком-нибудь старом документе. И часто уже мертвые. И герои к этим родителям не испытывали абсолютно никаких чувств.

Напрямую фашизмом (точнее, национал-социализмом гитлеровского толка, но вы же не будете прикапываться к понятным словам) запахло, когда я дочитал до того, что в светлом и уютном Мире Полудня родители остаются с детьми только до 5-6 лет. После этого семьи в прямом смысле отдают их в детдома-интернаты, отказываются от них. Эмоциональной связи между детьми и родителями - нет. Эта идея - воспитание детей государством в массовом порядке в специализированных учреждениях - буквальная цитата из идей Гитлера. В СССР эта идея, кстати, тоже присутствовала, но была в основном обращена на детей, оставшихся без попечения родителей, беспризорников, детей-девиантов и детей-инвалидов. Кажется, это более мягкий вариант, чем в Третьем Рейхе. Но в Германии быстро убедились в том, что "дети Рейха" развиваются с явным отставанием от своих сверстников, даже будучи обеспечены сравнительно лучшим питанием и подготовленными преподавателями. Во взрослой жизни из этих детей получились вовсе не идейные здоровые граждане, а полные фрустрации, крайне невротизированные индивиды с огромными проблемами в личной жизни. В Советском Союзе таких мелочей не учитывали, и калечная система детских домов цветет и пахнет у нас перед глазами до сих пор, производя преступников, проституток и социальную напряженность.

А у Стругацких детдомовцы каким-то волшебным образом, под приглядом угрюмых Учителей (в романах АБС это слово всегда с большой буквы) вырастают в здоровых телом и духом покорителей Вселенной. При этом о сути системы воспитания братья-писатели не говорят ни слова.

Трудно предположить, что Стругацкие не знали о русском и немецком опытах в отношении "государственного" детства. Но что-то гораздо более сильное заставляет так любящих правдоподобность и психологическую убедительность авторов просто откинуть факты и превратить сиротские приюты будущего в единственно возможную форму воспитания людей. Что это? Нечто жуткое в их собственных отношениях с родителями, из-за чего детдом им милее папы с мамой? Вряд ли имеет смысл об этом рассуждать. Что написано, то написано. И в фантастике тем более следует исходить из принципов "герметического чтения" - объяснять происходящее в произведении, не выходя за рамки данного в нем описания мира.

Кстати, режиссер Бондарчук-младший, снявший весьма посредственную экранизацию "Обитаемого острова" и "Жука в муравейнике", продемонстрировал, насколько такой взгляд на детство и семью неприемлем для современного массового зрителя. Уже в самом начале своей дилогии он ввел в сюжет нелепых бабушку и дедушку, вместе с которыми якобы и живет главный герой Максим Каммерер - абсолютный нонсенс с точки зрения людей Мира Полудня. Внуки там не знают своих бабушек и дедушек, и уж тем более не живут с ними. И не воруют дедушкины часы заодно... Однако сам этот неловкий киношный ход понадобился именно для того, чтобы внести что-то человеческое в происхождение Максима, чтобы не показать его детдомовцем, которого никто не ждет, который никому не нужен там, на Земле.

Другой аспект фашизма Стругацких - отсутствие инакомыслящих. Они буквально упиваются воспеванием диссидентов - "людей, которые хотят странного" - в "Попытке к бегству", "Трудно быть богом", "За миллиард лет до конца света", да и всех других своих вещах. Но! На Земле диссидентов нет. В самом сердце Мира Полудня не существует инакомыслящих, никто не хочет странного. Социальная картина XXII века описывается словами: "Сейчас больше нет некоммунистов. Все десять миллиардов — коммунисты…" И это ни у кого не вызывает удивления или вопросов. Это - достигнутый идеал. И если другие миры балансируют на грани катастрофы, потому что в них слишком мало тех, кто идет против довлеющей идеологии, то Земля процветает потому, что против главной и единственной идеологии не идет вообще никто.

Если принять по умолчанию, что усилия прогрессоров в романах АБС направлены на то, чтобы привести чужие миры к предельно благополучному состоянию Земли, то придется предположить, что земляне в конце концов займутся не поддержкой, а выжиганием инакомыслия на том же Саракше или планете ТББ. Без этого даже в фантастике невозможна победа коммунизма.

Современные критики склонны списывать это на подцензурность советской фантастики: мол, Стругацкие должны были сделать будущее безальтернативно коммунистическим, чтобы их романы пропускали в печать. Однако эта черта их воображаемого будущего очень уж хорошо согласуется с "детьми Рейха", чтобы считать ее появление вынужденным. Коммунизм абсолютно тоталитарного толка - не черта мира будущего Стругацких, а его основа.

От известных авторам классических образцов тоталитаризма эта картина отличается лишь отсутствием вождя. Миром Полудня управляет безличный Совет, состоящий из самых почтенных членов земного общества, имена которых принято не упоминать. Выборов не существует. О законодательных ограничениях деятельности Совета ничего не известно. Скорее всего, их нет. Механизмы назначения в Совет скрыты от общества. По сути, Мировой Совет благодатной Земли - это просто более развитая в техническом и интеллектуальном плане копия Неизвестных Отцов Саракша. Но на Саракше подобная ситуация считается априори злом и упадком цивилизации, а на Земле - идеалом общественно-политического управления.

С учетом этих обстоятельств, институт прогрессорства предстает уже не в виде своеобразной конгрегации ученых-исследователей, а классической спецслужбой, ведущей разведывательную, вербовочную и диверсионную деятельность. Неудивительно, что результатом подобной деятельности становится не развитие других цивилизаций, а их срыв с путей исторического развития - как на том же Саракше или в ТББ.

Единственный официальный фашист Стругацких - Фриц Гейгер из "Града обреченного" - на фоне этого вселенского порядка предстает очень умеренным и почти не пачкающим рук в крови сторонником мягкого авторитаризма, социализма с человеческим лицом в отдельно взятом городе.

Умер Александр Сорокин

Умер Александр Сорокин - commentator40

Позвонили, сказали, что инфаркт.

Я познакомился с Сорокиным в литературной студии, лет десять назад. У него уже тогда было плохо с сердцем. Помню, он пришел, говорил о газетах и литературе, был веселый, усатый, шутил. Потом, хвастаясь, расстегнул рубашку - из груди, прямо сквозь кожу, торчали два провода, синий и красный, и шли к массивному плоскому приборчику, прилепленному пластырем к ребрам.

Позже мы общались в основном в ЖЖ. Однажды я написал о предчувствии смерти, и он меня отчитывал - что нехорошо так в моем возрасте, вон он какой старый, а планирует еще и книжку написать и на велосипеде полмира объехать. Не написал, насколько я знаю.

Потом у нас случилась какая-то перепалка на политическую тему, и он перестал со мной общаться.

Почти чужой мне человек, да еще и меня не любил. А жаль, что он ушел.

Еще раз. Для закрепления

Повесть Андрея Юрича "Ржа" выходит в издательстве "Русский Гулливер" в марте 2013 года.


По предварительным заказам книга будет отправлена в день выхода из типографии.

Стоимость книги в Москве - 250р., с пересылкой заказной бандеролью в любой регион РФ - 300р. Способы оплаты - предоплата через Сбербанк или наложенный платеж.

Заказы принимаются: в Москве и с пересылкой по РФ - erendis@mail.ru, в Екатеринбурге - poetezis@mail.ru. В заголовке письма необходимо указать предпочтительный способ оплаты. Заказчикам из Кемерово необходимо указать город в заголовке письма, т.к. часть тиража будет напечатана в Кемерово - и они смогут получить книги без пересылки почтой.


Сейчас посмотрел очень грустный фильм

Называется "В диких условиях" ("Into the Wild")
V_dikih_usloviyah.avi_snapshot_00.59.47_[2012.11.24_19.11.49]
Ну, это необходимый киноштамп, как вы понимаете. Раньше в каждом втором фильме мужик с голой жеппой под луной ходил. А теперь, вот, мокрые сиське. Ну, дань кинематографической моде.

Фильм вообще нипраэто.

И задевает не столько фильм (он снят добротно, но не шедевр), сколько лежащая в его основе реальная история человека, который называл себя Александр Супербродяга.
Он родился в богатой американской семье, получил хорошее образование. А в один прекрасный день, когда ему был всего 21 год, он перевел все свои сбережения в благотворительный фонд, сжег наличные деньги, взял рюкзак и пошел бродить по стране. Он пробирался на Аляску - мечтал жить там в диких условиях: только он и природа.

Так как добирался в основном пёхом, то до Аляски с разными приключениями дошел только через полтора года. Забрел подальше в глушь, и внезапно нашел там заброшенный старый автобус, в котором и поселился. Вот его реальный автопортрет на фоне этого автобуса. Это не кадр из фильма. Этот кадр показан в фильме, но сделан он его фотоаппаратом и обнаружен после его смерти.
V_dikih_usloviyah.avi_snapshot_02.22.28_[2012.11.24_18.59.13]

Самое грустное в том, что до смерти его довели духоподъемные романы - в основном Толстого. И еще "Доктор Живаго" Пастернака. Он ими прямо зачитывался. И еще Джеком Лондоном - потому и Аляска. И вся эта хрень про то, как Бог щедро одарил каждого из нас возможностью дышать и видеть каждое мгновение этот прекрасный мир... совершенство в каждой капле... все люди братья... нужно опроститься... дух человека преодолевает любые трудности и прочее бла-бла-бла.

Но Толстой не написал, что съедобные растения можно перепутать с ядовитыми. А сам этот Супербродяга не был ни ботаником, ни охотником. Он убил лося, но не смог его правильно освежевать, и мясо протухло. Перешел на подножный корм и наелся ядовитой травы, перепутав ее с дикими бобами - альпийским копейником. Толстой вообще нихуя, имеющего отношение к жизни, не написал. Потому что, несмотря на свое "опрощенье", до конца жизни оставался богатым и графом, имел (во всех смыслах) прислугу и строил из себя просветленного.

Так вот, у парня был ботанический справочник, и он, уже отравившись, прочитал, что если ему в течение нескольких дней не будет оказана помощь - он умрет. А до помощи дойти он не мог из-за паралича, вызванного отравлением. Средств связи у него не было. Никто даже не знал, где он находится. Все, что он успел, умирая - дописать книгу про свое путешествие и еще раз признаться в любви к миру.

По этой книге и снят фильм. И еще по рассказу его сестры.
V_dikih_usloviyah.avi_snapshot_02.10.08_[2012.11.24_19.00.39]

Вот как заканчивается жизнь, если верить Толстому и прочей литературщине больше, чем здравому смыслу. Это грустно. "Чтение книг полезная вещь, но опасная как динамит"... или "Верьте же сказочнику, не верьте сказке, которую он расскажет"...

И да, медведя он встретил уже отравленным - тот прошел мимо. Единение с природой было достигнуто. Ценой жизни.

Поэзия, греческой губкой в присосках...

В прошлую пятницу кемеровские поэты собрались почитать стихи возле вокзала. Взяли мегафон (место шумное, да и не докричишься просто так до душ наших граждан), и ну давай прочувствованной лирикой по унылой повседневности. Дело хорошее.
А больше всего меня заинтересовал вот этот момент:

Документы, граждане! Что за митинг? Пикет согласован? Стихи политические?

Полицаи, проверяющие документы у читающих стихи поэтов. Архисовременнейшее зрелище.

Иногда я дрочу на свое отражение

в зеркале глобальной паутины:

И вполне возможно, что через сто лет наши потомки будут читать вовсе не Сорокина, Пелевина и Гришковца, а писателя Андрея Иванова из Кемерово.

И как положено после приступа онанизма, на душе становится пусто, глухо и одиноко...