Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Непонятно

Тут как-то Сыркина (она же Слукина, она же Человек-Всё, она же Сбежавшая Невеста) написала в своем твиттере, что любит дегтярное мыло.

А я как раз незадолго до этого сделал на заказ пару кусков дегтярного. И оно получилось таким забористым, что теперь, когда при мне упоминают обычное дегтярное мыло из магазина, мне хочется включить чеховские интонации: "Ты, каштанка, супротив человека, все равно что плотник супротив столяра". Ну, в общем, магазинное - херня, а я туда прям настоящий деготь добавляют, березовый, берестовый, тока щаз из аптеки. Аромат такой, что вот если в квартире, к примеру, клопы или гости засиделись - можно положить кусок моего мыла где-нибудь в уголке, и проблема решится за 15 минут.

А Сыркина говорит:
- Ой, я как раз такое хочу!

- Да, без проблем, - отвечаю я ей посредством американского онлайн сервиса коротких сообщений.

И уже было собрался сделать. И тут до меня доходит: она же, как девушка избалованная мужским вниманием, поди думает, что я ей бесплатно мыло-то отдам. А бесплатно девушкам что-то дают - только когда иайтса подкатывают. Мне же к Сыркиной подкатывать - полный бесперспективняк. Но и как-то разочаровывать молодицу неловко: привыкла ж поди к бесплатному...

Так что я не знаю, что делать. Хочется и мылом своим сногсшибающе-дегтярным похвастаться, и человека не обидеть.

Посоветуйте что-нибудь.
promo kumir_millionof august 11, 2014 17:53 16
Buy for 10 tokens
В начале января 2014 года в славном граде Кемеровобаде сгорел к чертям большой торговый комплекс "Панорама". Помещался он на окраине, в старых зданиях разорившегося химического завода. К торговому центру примыкали огромные складские помещения - база одного из крупных кузбасский…

Волшебный мир газетных объявлений (продолжение)

Это полностью ВСЯ рубрика "Куплю" в газете Крапивинского муниципального района "Тайдонские родники":
234

Жители района ничего не хотят покупать. Только мясо. Причем, любое и дорого. И как аргумент, почему надо продать именно им - электронные весы.
Все остальные рубрики объявлений выглядят нормально - сдают, продают и ищут жилье, приглашают продавца в местный "Эльдорадо" - технику продавать. А покупают они МЯСО.

ПС: И почему объявления разные, а номер свидетельства под каждым - один и тот же?

ШАЧ ВАСК

По мнению режиссера и продюсера Питера Уира, именно так нужно писать кириллицей название его фильма "The Way Back".
Проснулся сранья и решил, пока домашние спят, посмотреть фильму. Залез на страницу номинантов на Оскар прошлого года, и там мне попалось на глаза это чЮдо.

Фкрацце:

Застенки НКВД. Бесчеловечными пытками, которые не показаны, из арестованного поляка выбивают признание по 58 статье - шпионаж - и посылают на 20 лет в Wild Russian Siberia.
Позднее выясняется, что персонаж заброшен "на 500 километров севернее озера Байкал".
Панорама GULAG's lager'.
Вшивые зеки в ватниках бродят по холодному бараку, страдают куриной слепотой от голода, самые опустившиеся жрут гавно из параши. Татуированные урки играют в карты и матерятся с выраженным аглицким акцентом: "Bliad'! Pizdets! Vali na huy! Davay-davay! Kharasho!"
Ненавязчиво разыгрывается спижженая из "Колымских рассказов" Шаламова сцена с убийством интеллигента за красный свитер.
Главного героя, того самого поляка, учат избавляться от вшей а'ля рюсс: надо снять шарфик с вошками, закопать его в снег у барака, а уголок оставить. Утром придешь, а вошки бегают по уголку на 30-градусном морозе - бери их да стряхивай.
Все русские чрезвычайно бесчеловечны: рослые гоблины-охранники, предатели-интеллигенты, убийцы-урки. Все говорят короткими фразами из какого-то разговорника. Иногда натужно выговаривается что-нибудь типа "priroda ne smilostivitsa nad neschshiastnymi!". В такие моменты в глазах актеров мелькает ненависть к this fucking language.
Герой рассуждает вслух, как бы съебаться. Ключевая фраза:
- Русские до самого Тихого Океана...
Мол, бежать-то некуда. Поэтому решают бежать на юг, через Монголию в Индию, а дальше как масть попрет.
Бегут в метель. Ориентировочно, в конце марта-начале апреля.
Бежать сначала трудно: СНЕГ СЛЕПИТ ГЛАЗА. Оперативно делают маски из бересты и как ни в чем не бывало бегут дальше.
Бегут бодро - человек десять. Бежать по Сибири в марте легко: там, где должен лежать снег по горло с ломким настом, лишь немного припорошенные камушки. Виды диких сибирских ебеней сделаны на компутере. Сцены у костра снимаются в павильоне.
- Надо собрать дров, сегодня ночью будет минус сорок, - говорят герои со знанием дела.
Хуле, пообвыклись уже.
Правда, ни у кого даже пар изо рта не идет.
Один замерзает.
Кстати, этнический состав беглецов - несколько поляков, еврей, американец, русский урка-каннибал, владеющий английским (американец за еду научил). Общаются строго in English - с ними же американец!
В тайге встречают молодую полячку. Ну, чо, обычное дело. Я в тундре не раз полячек встречал, а в тайге их должно быть еще больше - поближе к Польше-то всяко. А уж южнее и поссать не отойти - за каждым кустом по две польских барышни. Опять же, со знанием английского (ну, вдруг американец встретится)
Полячка бежит с ними, но чо-то блять с ней нечисто. Умный американец ее подозревает. "Don't lie to me, baby".
Добегают до Байкала.
Байкал - это просто вода. Панорамы озера не показывают. Ну, хули вы в том Байкале не видели...
На берегу деревня с церковью. Урка уходит в деревню, возвращается в крови и... с зайцем. Говорит, что "за еду пришлось убивать".
Потом все сидят у костра и, пуча глаза от натуги (what the fucking language all the same...), поют блатной романс на старой доброй русской фене.

В этот момент я осатанел и выключил.
Ну, а вы посмотрите, если хотите. Все же, на Оскар номинировался.

Фарреры, боль моя...

Наткнулся тут на один забавный пост. Дама запостила некоторое количество фотографий о том, как на Фарерских островах забивают китов. Речь идет о гриндах - так называемых "черных дельфинах". Этот вид не находится под угрозой исчезновения и охота на них разрешена. Жители Фарер - фарерцы (имеют собственный язык, культуру, основанную на охоте и животноводстве) охотятся на гринд уже многие сотни лет. Как у любого народа с давними охотничьими традициями главная охота в году обставлена как праздник - народ собирается, пьет, гуляет, жарит-варит свежее мясо и все это, конечно, на фоне туш в процессе освежовки.
Для тех, кто жил на Севере, подобные праздники неудивительны. Заготовка мяса, основного продукта питания северян, у всех северных народов обставлена как народные гулянья.
И вот на эти самые Фареры приезжает наша гражданка. Как я понимаю, в поисках лучшей доли. Ибо наши гражданки едут в северную Европу, тем более в Данию, никак не за экзотикой или трудовыми достижениями. Обычно они заводят там какого-нибудь мужа для получения вида на жительство, потом его кидают и растят спокойно детишек, опираясь на нехилую помощь чужого государства. Возвращаться в Россию не желают ни под каким соусом, ссылаясь на невъебенные обстоятельства: обычно все реальные обстоятельства укладываются в простую схему - даже жизнь на северных Фарерах гораздо КОМФОРТНЕЕ и ЦИВИЛИЗОВАННЕЕ, чем в любом из наших миллионников. Западная Европа, хуль вы хотели...
Но со временем у наших бывших гражданок начинается странный невроз. Они в истеричных тонах начинают постить в ЖЖ и рассказывать знакомым, в каком варварском месте они оказались. Одна популярная в РФ православная детская писательница, живущая много лет в Германии, без конца поносит неметчину за абсолютно бездуховный образ жизни (например, общие мужско-женские бани и все такое) и шлет нам через РПЦшные издательства призывы "крепить веру православную". Попытался сказать ей, что нехорошо хаять страну, которая тебя приютила  (и даже пенсию платит) и что если так надо православия - вэлкам на Родину. Дык, оскорбилась, заявила что "Германии ей не за что быть благодарной, а душой она и так всегда в России".
Или вот одна дамочка уехала в Аризону, и пишет с гневом о том, что эти безмозглые мемерикосы действительно позволяют себе носить на поясе револьверы и даже смеют заходить в таком виде в любимый ею Старбакс, когда она там кофей пьет, и что дети на эти пистолеты смотрят и травмируются. Ясен пень - варвары, но если тебе с ними так противно, какого же хера, милая, ты там живешь? Давай к нам - у нас в кафе с оружием только бандиты ходят, да и то, прячут.
Или вот эта, с Фарер. Она видите ли, вегетарианка. Вопрос: а почему вегетарианка поехала на Фареры, почему не в Монголию? В Монголии тоже 80% стола - свежее мясо. Или еще можно на Аляску, Камчатку, Чукотку. Конечно, причиной всему ОСОБЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА. А именно: Фареры - это комфортная Дания!
И вот написала она слезливейший репортаж с фотками об убийстве китов. И особенно напирает на то, что ЭТО видят дети и травмируют свою детскую психику. При этом сама же постоянно поминает через строку, что дети, глядя на разделку туш - выглядят довольными, смеются, что взрослые, которые тут же присутствуют - тоже довольны и веселы. Что для местных это праздник. Что этого ждут и радуются началу. Казалось бы: ну, соедини в мозгах два слова, осознай их: дети рады, взрослые довольны. В чем трагедния? Ан, нет! Они все варвары, детей нещадно калечат мертвыми китами, потом дети вырастут мониакаме, взрослые сопьюцца не в силах вспоминать эти вечно стоящие перед глозаме китовые морды... И только она, занесенная нелегкой судьбой в это чудовищное место, и держащаяся за это место изо всех своих бабских сил всеми частями организма, призвана открыть всем глаза на творящееся зло.

Я долго думал, откуда это в них? Пришел к выводу, что причин две: на нее там по-любому смотрят как на сугубо неместную и наверняка смотрят свысока - все же они западноевропейцы, а она из русских степей, а это обидно - быть бабой из русских степей среди тех, кто это не ценит. Ну, и, наверняка, недотрах, конечно...

Всем, кто считает меня дебилом

Когда я был маленький и в силу неразвитости мировосприятия посещал с удовольствием детский сад "Светлячок", у меня иногда возникали проблемы. Например, я не хотел есть блинчик в столовой и складывал его себе в карман - на потом (блинчик был толстый, квадратный, с дырочками и медом). Блинчик почему-то становился в кармане липким и неприятным...
А заведующая нашим детским садиком считала меня дебилом. Она вызывала моих родителей в свой кабинет и рассказывала им, насколько я отстаю в развитии. Она была классической пожилой воспеткой, с седыми буклями (бигуди, хуле), голубыми тенями у глаз и белыми пластмассовыми бусами вокруг морщинистой шеи. Звали ее Анфиса Васильевна. В нашем поселке она заведовала лучшим детским садиком из пяти. И весь поселок знал, что под ее седыми буклями, в лобных долях старческого головного мозга скрывается память о безжалостном проститутском прошлом. 
Ее привез в наш поселок неизвестно кто, когда поселка еще не было. А были бесконечные зимники, по которым долго и муторно таскались грузовые КРАЗы с соляркой, макаронами и прочей экзистенцией. И еще в этих заснеженных заполярных долинах жили бляди. Они представляли собой немногочисленное женское племя, кормившееся сосанием хуев у шоферов-дальноебщиков. Так как стоять и голосовать на обочине возможности не было (какая в жопу обочина в тундре в колотун минус 50, ибанулись что ли?), то процесс выглядел так. Среди бескрайней заснеженной пустыни, когда двигатель нельзя заглушить и на 20 минут, вдруг встречались два КРАЗА, с оранжевыми кабинами. И шоферы, открыв в жуткий северный ебун дверцы, орали друг другу: - Бабу надо? - А кто такая? - Анфиска-раскладушка! - Сколько хочешь? - За червонец отдам! - Давай ее сюда, через месяц буду в Оймяконе, рассчитаемся! - Пошла нахуй!
И блядь Анфиска изящным перуэтом, не касаясь ногами снежного покрова, перепархивала в из кабины в кабину, неся с собой немного пожрать, фуфайку и ароматы давно немытого блядского тела. Долгими черными месяцами не касались ее ноги ничего кроме резиновых ковриков на полу шоферских кабин и псевдокожаных, в дырочку, покрытий на кабиновом потолке. Иногда ей давали пожрать или пососать хуй. Как повезет. Не всегда ведь у шофера есть пожрать, а хуй есть всегда.
Шоферы испытывали к заполярным автоблядям странную смесь презрения, отвращения и любви. Потому что когда мотор вдруг замолкал, или машина сбивалась с пути, и долго тыкалась фарами в буранную темноту, пока не кончалась солярка, а потом приходилось выходить наружу, поджигать у грузовика сначала запасное колесо, потом обивку от сидений, потом сам грузовик, греться и думать о том, что через полчаса, когда машина догорит, на сотни километров вокруг не останется никого кроме полярной ночи, остывшей до полусотни градусов, бессмысленной смерти и этого жалкого женского существа, которое ебут чаще чем кормят, и с этой до гланд протертой блядью в обнимку придется леденеть смертно. Хуле, жись  одна - что у шофера, что у бляди...
И на волне этой предсмертной философии, которая, наряду с желанием поибаца живет в душе каждого северного шоферюги, Анфиса и вышла в люди. Точнее, вышла замуж за шофера, купившего ее в долг, стала заведовать детским садиком и считать меня дебилом.
- Смотрите, - говорила она моей маме, - Вот я дала ему игрушки, а он не играет. Это же ненормально!!! Он олигофрен!!! В одну точку смотрит!!! Его нужно к детскому психиатру, а с нормальным детьми ему нельзя.
А я, едва не роняя слюну, рассматривал на анфисином столе печатную машинку, и одним лишь усилием воли пытался понять, каким образом эта паибень может оставлять на бумаге черные буквы. И если бы я к тому времени окончил университет и мог рассуждать взвешенно и логично, я бы сказал ей:
- Не тебе, мандавша, выражение моего лица оценивать! 
Но тогда не сказал... А сейчас иногда хочется.